Гражданин Кейл

Дэниел Лоуренс и Ольга Корогодина – два абсолютных новичка в аграрном бизнесе – организовали тепличное хозяйство, где выращивают капусту кейл. Этот овощ в последние годы покорил США и Европу, но в России найти его до сих пор было невозможно.

Кризис и замороженный йогурт

Дэниел. Я приехал в Москву в 2010 году, закончив MBA в Университете Северной Каролины. Мне было 26, я специализировался на финансовых рынках и инвестбанкинге. В США 2009 год был, наверное, самым худшим годом для того, чтобы начинать карьеру в этой сфере. Один приятель, живущий в Москве, сказал – почему бы тебе не приехать, тут очень много возможностей! И я решил пару лет поработать в России, рассчитывая вернуться на родину, когда рынок оживет, чтобы начать «настоящую работу». Начал преподавать, потом с приятелями открыл консалтинговый бизнес, который хорошо стартовал благодаря наработанным связям в финансовой сфере. В общем, я решил остаться в России.

Как же финансисту пришла в голову идея выращивать кейл?

Я постоянно генерю идеи, мне интересны стартапы, понимаю, во что стоит вкладывать деньги. Четыре года назад в один из моих приездов в родной город Шарлотт, я осознал, что США охватила кейломания – буквально полгода назад я кейл нигде не встречал, а тут приехал погостить домой и – бац! – этот овощ был в каждом ресторане и магазине.

Вернувшись в Москву, я стал искать кейл – но тут о нем никто даже и не слышал. Я привез семена и попробовал вырастить кейл на даче у мамы своего приятеля – это было два с половиной года назад. В то время я планировал начать совсем другой бизнес – открывать точки продажи замороженного йогурта. Тогда в России этим никто еще не занимался. Я писал бизнес-планы, все время что-то изучал, тогда и познакомился с Ольгой.

Ольга. Я работала в крупной девелоперской компании и помогала Дэниелу с поиском помещений под точки продаж. Сама тоже планировала начать собственный бизнес – построить конюшню. Мы занимались каждый своей темой.
Дэниел. Моя знакомая, которая знала о моей идее, рассказала, что видела в одном ресторане в меню блюдо из кейла. Но оно было в стоп-листе, поскольку привозили кейл только один раз из-за границы, и с этим было связано много сложностей (в первую очередь свежесть кейла оставляла желать лучшего). Стало понятно, что я на верном пути. Я потом всю ночь не мог заснуть – в голове крутились все эти люди, цифры, кейл – в общем, я стал одержим идеей выращивать кейл, она затмила замороженный йогурт.

Ольга. Я тоже очень быстро поняла, что времени ни на какой другой бизнес у меня нет, идея с фермой захватила меня.

Гугл в помощь

Дэниел. Я хорошо составляю бизнес-планы, люблю проектировать. Но если бы не Ольга, ни одна из моих идей не воплотилась бы. Ход мыслей у нас был таким: «Так, нам нужна земля! Где ее взять? Может найти чью-то дачу с пустующим участком? Или арендовать землю? Но как быть с электричеством и водой?»

Днем мы с Ольгой работали, а вечерами сидели в программе GoogleEarth и искали теплицы. Записывали координаты и ехали на место, в надежде арендовать хорошую теплицу. Ездили обычно в кромешной темноте. Один раз чуть в реку с обрыва не свалились, я буквально несколько метров не доехал до края – только интуиция меня остановила. В другой раз мы нашли теплицы, но они были заняты. Посмотрели внутри, поняли, что нам это не подходит, и вернулись к машине. И в ту же секунду нас окружила стая лающих собак! Приключение не для слабонервных.

Ольга. Удивительно, но арендовать теплицу в России практически невозможно. То, что сдается, стоит совершенно неадекватных денег.

Дэниел. Нам помог счастливый случай – мы поехали смотреть очередной участок земли. И тут в чистом поле у дороги увидели заброшенные советские теплицы, вернее, каркасы от них. Я ударил по тормозам, и мы пошли на разведку по полю, заросшему травой выше человеческого роста. Нашли одну теплицу, в которой работали люди и спросили, кто тут главный. Нам показали здание, где сидит начальство. У компании были теплицы с электричеством и водой, но в аренду нам согласились сдать только заброшенные теплицы, которые разваливались на глазах.
И вы взяли?

Ольга. Да, мы их полностью перестроили, подвели электричество и воду. Хозяева земли вырыли канал, чтобы воду подвести. Все остальное мы делали сами, вдвоем, руками. Это было форменное безумие.

Дэниел. Хозяева дали нам хорошую цену, потому что мы пообещали все окультурить, но они были уверены, что мы год «поиграем» и нам надоест.

Потом мы начали нанимать в помощь местных жителей. Вывозили землю, завозили компост, пригоняли трактор, чтобы вспахать землю, потом обрабатывали лопатами после трактора…

Какого размера эти теплицы?

Дэниел. 500 квадратных метров каждая, а арендовали мы в итоге все, которые были заброшены – 16 штук. Начав работу, мы поняли, что у нас едва хватает денег и ресурсов на то, чтобы привести в порядок одну теплицу – с нее мы и начали, в ней же собрали свой первый урожай кейла, который сейчас продаем.

Ольга. Было столько ошибок поначалу – трубы для воды проложили слишком тонкие, не позаботились о водяном насосе...

А как вы вообще поняли, что нужны именно теплицы?

Дэниел. Пока искали землю, наступил август и мы поняли, что ничего не успеем вырастить без теплиц.

Особенности русской таможни

Насколько кейл морозоустойчив?

Дэниел. Вообще, кейл в первую очередь не любит жару – становится из-за нее горьким. А при минусовой температуре (не ниже -5) в листьях начинают синтезироваться полисахариды, придающие кейлу нежный и приятный вкус.

Ольга. Но русская зима, конечно, это не минус 5 градусов. Здесь нужно серьезно утеплять растения, чтобы они не погибли, оснащать теплицы дополнительным оборудованием, чтобы рост и фотосинтез проходили в нужном темпе.

Как вы обо всем этом узнали?

Дэниел. Ни я, ни Ольга не имели никакого опыта в сельском хозяйстве, поэтому запоем изучали любую литературу по теме. Каждый день узнавали что-то новое – например, о том, что при длине светового дня меньше 10 часов (а это большая часть осени, зимы и весны в России) почти все растения уходят в «режим сна» и обеспечить их рост можно только при использовании дополнительного оборудования. Или что для наилучшего обмена веществ нужен постоянный приток углекислого газа к растениям – а значит, в теплице необходимы вентиляторы.

Ольга. Мы, заказали в Китае огромные металлогалогеновые лампы, которые позволили бы нам обеспечить растения светом и теплом.

Сколько ламп нужно на одну такую теплицу?

Дэниел. Минимум – 20 штук. Одна лампа с блоком питания стоит 150 долларов, если заказывать из Китая. В России они стоят дороже. Правда, доставка стоила больше тысячи долларов. А когда лампы приехали – мы столкнулись с русской таможней… Кто-то там в Китае напутал с цифрами, возникла ошибка с номером посылки, и нам ее не хотели выдавать. Мы три раза ездили в аэропорт и все же разобрались с номерами. Но тут таможенники просекли, что посылка оформлена на мое имя, а я – американец…

Ольга. Американец в России заказывает какие-то лампы! Явно это происки врагов. Вообще, большинство проблем, с которыми мы столкнулись во всей этой истории, как мы думаем, были именно из-за того, что Дэниел – американец.

Например, когда мы регистрировали компанию и открывали счет в банке, «Россельхозбанк» просто нам отказал без объяснения причин, хотя в целом было понятно, почему. При этом в Дмитрове люди обожают Дэниела. Он просто настоящая звезда там – именно потому, что американец. На меня вот никто даже не обращает внимания.

Дэниел. Сначала я, честно говоря, говорил всем, что я канадец. Ведь к канадцам нет ненависти, им никто не будет что-то доказывать. Стоило только сказать, например, таксисту, что я канадец – как он терял ко мне всякий интерес. А если говорил, что я американец, человек не закрывал рта всю дорогу.

Так что в итоге с лампами?

Ольга. Мы так и не смогли их забрать.
Дэниел. В Америке никто не может мне говорить, что покупать, а что нет. Таможня в принципе не имела бы права отказать мне в получении любой посылки. Как это работает в России, я не представлял. Они просто сказали: вам здесь, в России, не нужны эти лампы. И я ничего не смог сделать.

Но вы могли бы, наверное, подать в суд, чтобы восстановить справедливость.

Ольга. Мы поняли, что потеряем полжизни на это, а нам надо было срочно строить ферму. Поэтому решили просто утеплиться другими способами.

Будущее за кейлом

Дэниел. Мы купили 300 кг полиэтиленовой пленки и вместе с тремя местными жителями покрыли теплицу. Работали до двух ночи, уехали абсолютно вымотанные, а наутро обнаружили, что всю пленку сдуло – ночью мы не стали укреплять низ, решив, что сделаем это утром. В итоге все пришлось переделывать.

Также мы использовали пропановые пушки – они решают сразу две задачи – отапливают помещение и снабжают растения необходимым углекислым газом! В общем, постоянно ищем новые возможности.

Ольга. Мы в агробизнесе недавно, а багаж знаний набрали большой, поэтому пока мы настоящие сельхоз-перфекционисты. Постоянно ищем новые пути обогащения почвы, много читаем о том, как добиться наилучших вкусовых и видовых качеств.

Дэниел. Благодаря этому нам удалось вырастить просто идеальный зеленый лук. Когда потребовалось быстро заработать, чтобы не прогореть, мы засадили одну теплицу зеленым луком. Потом люди в очередь выстраивались за ним и говорили, что такого лука они никогда в жизни не видели!
Ольга. С этим луком нам пришлось хлебнуть немало. По утрам мы срезали свежее перо, фасовали его и отправлялись по окрестным рынкам. Боже мой, как же сложно продавать на рынке! Мы буквально уговаривали взять килограмм нашего лука по 200 рублей.

Дэниел. Мы никогда, никогда больше не поедем на рынки. Слава Богу, нам удалось выйти на нормальных образованных покупателей, с которыми можно иметь дело без ущерба для здоровья (смеется).

Растили и продавали лук вы тоже только вдвоем?

Ольга. Абсолютно. Например, я практически одна засадила всю теплицу луком, на это ушло несколько недель. Ну, и все остальное тоже – стройка, посадки, прополка, фасовка, развоз – нет ничего, чего бы мы не делали сперва сами.

Дэниел. Я бы сказал, это работа для пяти человек.
Когда планируете выйти на окупаемость?

Ольга. С продаж зеленого лука начался возврат наших инвестиций, правда, всю прибыль мы сразу вкладываем в дело. Вообще нам хотелось растить кейл и мы планировали работать с ресторанами и другими искушенными заказчиками. Поэтому закончили с луком и сконцентрировались на кейле и редких сортах зеленого салата и шпината. Поначалу продать кейл было еще сложнее, чем лук. Вы бы видели лица людей на Дорогомиловском рынке! Мы даже предлагали отдать им кейл бесплатно – они не взяли. Ну, посмотрим, что они скажут через год!

Дэниел. Ольга уже давно оставила работу, но я еще продолжаю работать в Москве. Когда доходы позволят нам жить с нашего бизнеса, станет гораздо проще планировать урожай и прогнозировать возврат инвестиций.

Вы придерживаетесь принципов органического земледелия. С какими трудностями при этом сталкиваетесь?

Ольга. О, теперь нам очень хорошо понятно, почему органическая продукция стоит дороже той, которую обрабатывают ядохимикатами: растить органическим способом – это невероятно сложно.
Дэниел. Мы используем только органические удобрения. А если, например, растения атакуют гусеницы – мы снимаем их вручную. Прополка – тоже руками, надеемся, что чем больше будем полоть, тем слабее будут корни и в итоге сорняки вымрут сами (смеется). Сорняки – вообще самая большая проблема. Мы не используем ядов, подавляющих рост сорняков и долго искали альтернативные способы борьбы с ними. Например, застилали землю специальной тканью с прорезями для наших растений – надеялись, что ткань будет блокировать рост сорняков. Как бы ни так! Они начали расти и поднимать эту ткань вверх, в итоге она стала закрывать и наши растения. Потом я опрыскивал сорняки крепким уксусом, но от этого им вообще ничего не делается! Сейчас мы просто пропалываем все вручную.

Опять вдвоем?!

Ольга. В основном я одна (смеется). Дэниел занят строительными работами, а я больше на земле. Но сейчас, слава Богу, мы взяли на работу женщину, которая нам очень помогает. Вообще, найти помощников, на которых можно положиться, даже в Подмосковье очень сложно.

Как решаете вопрос с безопасностью?

Дэниел. Везде поставили камеры, наняли сторожа из местных.

Что еще интересного планируете вырастить?

Ольга. Уже растим кейлетт – это популярный в Европе гибрид фиолетовой кудрявой капусты кейл и брюссельской капусты. Есть у нас симпатичные помидоры из вида «черри» – «клубничка» и полосатые, которые очень нравятся рестораторам – все, что необычно выглядит, привлекает рестораны.
Дэниел. У нас большие планы, но сейчас главное – утеплить несколько теплиц на зиму. Когда мы сделаем это, сможем прогнозировать зимний урожай и строить какие-то более четкие планы.

Будем внедрять новую технологию – по аналогии с теплыми полами в домах. Через подземные шланги хотим пускать теплую воду для подогрева растений. Вообще много всего планируем попробовать.

Ольга. Уже сейчас заказов бывает больше, чем мы можем обеспечить. То есть мы понимаем, что перспективы у хозяйства огромные. Но надо просто каждый день делать небольшой шаг вперед и надеяться, что это принесет плоды.
http://lavkagazeta.com/fermery/grazhdanin-keyl

Истории успеха

loading...