Два года назад супруги из Дзержинска Павел Анцифров и Мария Тихомирова решили радикально изменить свою жизнь и переехали вместе с двумя детьми в небольшую деревушку в Городецком районе.

Сейчас у них собственная ферма, которая специализируется на тех самых продуктах, о которых больше всего говорят в свете санкций, в частности на сыре.

Предпочли Бледны Дзержинску

Мария сама готовит потрясающую моцареллу, рикотту, козий сыр и мечтает о сыроварне, которая позволит ей сделать самый настоящий твердый выдержанный сыр. Это сейчас у Павла и Марии есть своя база клиентов по Нижегородской области, которые каждую неделю ждут доставку свежих деревенских продуктов — сыра, колбасы, бездрожжевого хлеба, сладостей. Два года назад, когда супруги только решили переехать в деревню, они и думать не могли, во что выльется их «дауншифтинг» (термин, обозначающий жизненную философию «жизни ради себя», «отказа от чужих целей»).

— Павел занимался строительством частных домов. И вот под очередную стройку был куплен этот участок. Как только мы его увидели — сразу почувствовали, что хотим остаться здесь. В итоге построили дом, но для себя, — рассказывает Мария.

С родным Дзержинском деревушка Бледны, конечно, не сравнится. С одной стороны к дому прилегает лес, полный грибов и ягод, с другой — широкое поле, рядом — известный на всю область родник Никола Ключ. Деревенский воздух — не надышишься, вокруг — тишина… И не верится, что где-то пыхтят трубами заводы, есть асфальтированные улицы, по которым день и ночь едут сотни машин, а люди спешат к своим компьютерам, будто бы разучившись улыбаться.

Вопрос о переезде долго не обсуждали

На вопрос, как отреагировали родители на такое смелое решение — порвать с городом и работой, Павел и Мария улыбаются: мол, мы это долго не обсуждали, просто поставили перед фактом, и все. Решили поначалу, пусть дети доучатся в своей городской школе. Но в итоге и этого не дождались: перевезли всю семью.

Сейчас дочь учится в деревенской школе, а сын поступил в колледж осваивать профессию ветеринара, столь необходимую для работы на селе. К созданию фермы супруги пришли не сразу. Сперва взяли зааненскую козочку, чтобы всегда было свое молоко. Потом решили, что одной козочке будет грустно — взяли еще одну. «А потом взяли всех», — смеется Мария. Сейчас в хозяйстве есть стадо коз, свиньи с поросятами, индюки, куры, гуси, овцы с баранами, три собаки и две кошки.

Со всем этим большим зоосемейством супруги справляются вдвоем. По хозяйству помогают дети, а еще приходящий работник. Дел хватает для каждого.

— Самое интересное, что мы полностью городские жители. Раньше я и в деревне не была вообще. Но потом почувствовала: тянет. Научились мы всему сами, благо сейчас информации полно, было бы желание, а самый ценный опыт — это свой собственный, — говорит Мария.

Она по образованию педагог, а Павел — инженер. Никаких сельскохозяйственных навыков до переезда в Бледны у них не имелось. Мария вспоминает, как страшно было в первый раз подоить козу. Сейчас это в порядке вещей. Причем не одну козу, а целое стадо. Варят молодые рассольные сыры… Мясо для колбас — свое. Из козьего молока Мария сама готовит сыр. А коровье молоко для того же сыра и других молочных продуктов семья покупает на соседней ферме. Списку сыров позавидует элитный магазин, рассчитанный на тонкого ценителя. Помимо привычных костромского и чечила Мария варит молодые рассольные сыры с громкими итальянскими названиями. На полочках под строгими термометрами вызревает английский дерби с шалфеем, готовится козья качотта.

— Все, что поставлялось в Россию до санкций в качестве элитных сыров, такими назвать нельзя, — уверен Павел. — Настоящие ценители сыров должны ехать дегустировать их по месту производства — в Италию, Англию, Швейцарию. Тот же литовский пармезан — это пармезаноподобный сыр. Для производства сыра важно все. Важна трава, которую ест корова или коза. Важна почва, на которой растет эта трава. Можно пытаться воспроизвести этот сыр, даже имея технологию и оборудование, но все равно будет не то.

…С мечтой о твердом

Их мечта — освоить твердые зрелые сыры. Не импортные аналоги, а свои. Марии больше всего интересны технологии английских и голландских сыроделов, она изобретает и свои рецепты. Для того чтобы делать выдержанный твердый сыр, нужна настоящая сыроварня.

— Сейчас изготовление одной головки сыра у меня занимает час. В сыроварне за час можно сделать минимум 10 головок. Мы мечтаем не только наладить производство, но и организовывать экскурсии на ферму, чтобы люди могли смотреть, как зреют благородные сыры — это очень интересный процесс, — говорит Мария.

Павел и Мария уже выиграли грант от государства на свой проект. Однако этой суммы оказалось недостаточно, а оборот пока небольшой. Семья разработала проект краудфандинга. За модным словом кроется справедливый принцип софинансирования нужд простыми людьми. Взамен они получают не спасибо, а вполне ощутимый возврат инвестиций в виде вкуснейшего сыра. На вопрос, возникало ли хоть раз желание бросить все и вернуться в город к понятным и предсказуемым правилам игры, благам цивилизации, Мария и Павел единодушно качают головами.

— Здесь мы на своем месте. Мы делаем то, что нам нравится. Бывает, так вымотаешься за день, ложишься спать, а с утра — вставать доить коз. Встаешь, делаешь. И вдруг ловишь себя на том, что улыбаешься, — говорит Мария.

Комментарий

Юрий Попов, предприниматель, популяризатор местной еды

— Много, очень много людей болтают. Про качество еды, про плохой капучино, про ужасный российский бизнес. Для оправдания собственной лени или нехотения практических действий придумывается множество отмазок. И действительно! Зачем сажать огурцы, когда можно купить в магазине и пожаловаться на «отвратительное качество» на форуме? Как приятно восхищаться местной едой на отдыхе в испаниях, а дома продолжать покупать эти же «правильные сыры». Приговаривая, что у нас существуют только адыгейский и сулугуни, да и те есть невозможно приличному человеку. Как здорово ставить в пример финских крестьян, организовавших кооператив «Валио», и скептически кривить губы: мол, «все равно ничего не получится у наших ванек». А между тем в стране набирают силу краудфандинговые площадки! Это места, где люди скидываются на интересные лично им проекты. Дают деньги по разным причинам: социальной значимости, приверженности идеи, по приколу. Или инвестируют в ожидание прибыли. На мой взгляд это самый прогрессивный и рыночный инструмент современного мира! Для предпринимателей огромный плюс в том, что нет никаких банковских кредитов с дикими ставками. Деньги можно собрать быстро и так же быстро реализовать проект. Можно предложить инвесторам различные формы взаимодействия по расчету за заем или наладить совместную деятельность. И так далее… По-моему, для начинающих новое дело это идеальный способ развернуться и реализовать свои мечты. Особенно если они стоят на прочном фундаменте профессиональных знаний и уже имеющегося опыта.

Справка «РГ»

В Нижегородской области на 1 января 2014 года функционирует более 555 тысяч личных подсобных хозяйств, 3133 фермерских хозяйства. Программы поддержки начинающих фермеров и семейных животноводческих ферм работают в регионе с 2012 года. Фермеры по итогам конкурса получают гранты до 4 миллионов рублей на модернизацию хозяйств: например, строительство ферм, покупку скота, оборудования. Одно из обязательных условий выделения гранта — создание не менее одного рабочего места на каждые 500 тысяч рублей полученной поддержки. Таким образом, программы направлены в том числе и на решение социальных задач. За все время работы программ поддержку получили 158 фермерских хозяйств региона.

Истории успеха

loading...